“Полиция уже выставила новый ценник”. Что прописали в принятом законе о легализации игорного бизнеса

  			“Полиция уже выставила новый ценник”. Что прописали в принятом законе о легализации игорного бизнеса

Парламент сделал первый шаг к легализации игорного бизнеса в Украине. 16 января депутаты приняли в первом чтении соответствующий законопроект №2285-д. Примечательно, что народные избранники проголосовали по-сути за тот же проект, который провалили в первый раз, в конце прошлого года.

После чего по всей стране начались зачистки игорного бизнеса.

В утвержденном в первом чтении проекте есть только несколько отличий от первоначальной версии, в частности, возраст игроков повысили с 18 до 21 года, а дислокацию игорных заведений ограничили исключительно гостиницами.

Тем не менее, проект, который в прошлый раз вызвал скандал в Раде, в этот раз прошел без заминок. Вопреки ожиданиям, в него даже не вносили дополнительных правок во время обсуждения в сессионном зале. То есть, основные замечания к легализации — высокая стоимость лицензий и “хотелки” лоббистов — в проекте остались.

“Законопроект о легализации игорного бизнеса принят в первом чтении. 260 – за. Вроде и победа, но лоббисты выигрывают 1:0. Ко второму чтению отработаем так, что российское влияние исчезнет”, — написала на своей странице в Facebook руководитель общественного объединения “Поддержка легализации игорного бизнеса в Украине” (она также работает в профильном комитете Рады как эксперт) Елена Мочалова.

“Теперь решающими будут ближайшие две недели, которые отвели для работы над проектом и внесения в него правок. Именно от того зависеть получим  ли мы на выходе жизнеспособный документ или же никто у нас легализироваться не будет, а продолжат работать нелегально или полулегально”, — говорит глава Украинской ассоциации игорной индустрии Ирина Сергиенко.

Мочалова также считает, что  если проект примут во втором чтении в нынешнем виде, никакой легализации не будет, наоборот, Украину захлестнет новая волна черной игорки. “Будет даже хуже, чем было”, — говорит она. И тут интересы игорщиков, не желающих платить в бюджет, сходятся с интересами их “крыши” — правоохранителей.

“А вот теперь следите за руками. Ведомство Авакова уже дало вводные по “лицензиям” и новым расценкам”, — иронизирует Мочалова.

“Страна” разбиралась чем закончится попытка легализовать игорный бизнес в Украине.

Почему депутаты передумали

Проект №2285-д подал в Верховную Раду депутат от СН Олег Марусяк, но он, по-сути, дублирует все прежние нормы по легализации игроки.

Кроме этого законопроекта, профильный комитет также рассматривал проект депутата от СН Дарьи Володиной. Он появился в парламенте уже в этом году.

В итоге профильный комитет получил два базовых проекта, и собирался вносить в один из них пункты из другого в качестве отдельных правок.

Но на самом деле в итогу версию законопроекта из варианта Володиной попало немногое. В частности, пункт о повышении возраста игроков — с 18 до 21 года и запрет рекламы для игорки. То есть, условий ведения игорного бизнеса эти правки не особо касаются. Хотя на самом деле, как рассказала Мочалова, на комитете подавали несколько десятков поправок. Но в итоговую версию проекта они так и не вошли.

Тем не менее, проект приняли в первом чтении.

Еще после провала голосования по легализации игорки, были прогнозы, что с «отказниками» из “Слуги народа” серьезно поработают. Так, были подозрения, что голосовать против или не голосовать их убедили сами игорщики, заинтересованные в сохранении нынешней ситуации — когда спокойно можно работать нелегально, и ничего не платить в бюджет. Собственно, для того, чтобы их “вырубить” и лишить финансового ресурса для подкупа депутатов, и было принято решение о зачистках. Несговорчивых же депутатов во фракции планировали убеждать “с помощью папки и конверта”.

Впрочем, Ирина Сергиенко считает, что все намного проще. Дескать, в прошлый раз законопроект не прошел из-за “технического сбоя”.

“Не хватило совсем немного голосов, кто-то не доехал, кто-то вышел кофе попить”, — говорит она.

Но как бы то ни было, в этот раз опоздавших и кофеманов практически не было, что и позволило принять проект. “Видно, что с фракцией серьезно поработали”, — отмечает Мочалова.

Игорку подселят в отели

Согласно принятому в первом чтении законопроекту, все игорные заведения предлагается размещать только в гостиницах.

Казино — исключительно в пятизвездных, салоны игровых автоматов и букмекерские конторы — в отелях уровня от 3 до 5 звезд.

В законопроекте Володиной допускались также отдельные помещения для салонов игровых автоматов и букмекерских контор, хотя к ним прописывались жесткие требования (удаление от учебных заведений, объектов социальной инфраструктуры, магазинов, ТЦ и пр.). Но эту правку в итоге не учли.

“Что получается. В наших условиях, когда непонятно с классификацией гостиниц, игровые автоматы и букмекерские конторы можно будет размещать даже в общежитиях и хостелах. Причем этим мы убьем еще и гостиничный рынок. Ведь отельерам проще задрать ценник и сдавать помещение игорщикам, чем развивать индустрию гостеприимства, улучшать сервис. На своем бизнесе они таких денег сроду не заработают”, — считает Мочалова.

Непонятно также как отнесутся к соседству с игорщиками сами посетители гостиниц, особенно небольших.

“Представьте себе отель на 25 номеров, в котором может размещаться зал игровых автоматов, который должен быть не меньше 125 квадратных метров. Он займет половину гостиницы, что вряд ли обрадует постояльцев, особенно с детьми”, — говорит Мочалова.

Для казино прописано размещение только в гостиницах уровня пять звезд, а их площадь должна составлять не меньше 500 квадратных метров. Учитывая, что высококлассных гостиниц у нас не так много, можно предположить, что и казино будет не больше десятка.

Для игровых автоматов законодательно ограничено общее количество — не больше 40 тысяч “одноруких бандитов” и 780 залов на всю Украину. Одна лицензия (их будут продавать на аукционах) позволит открыть до 26 залов. То есть, всего будет 30 лицензий.

Для букмекеров будет 10 лицензий на 260 пунктов приема ставок.

“В проекте почему-то забыли о конном тотализаторе, хотя это — ипподромы и развитие сопутствующей инфраструктуры”, — добавила Ирина Сергиенко. Не исключено, что такая правка появится ко второму чтению.

Вход в игорные заведения будет строго по паспортам и лишь для лиц, которым исполнился 21 год, — сообщил глава профильного комитета Даниил Гетманцев. И это должно стать одним из способов борьбы с лудоманией (игровой зависимостью).

Хотя, как считает управляющий партнер LC Primelex (юридическая фирма, которая работает с операторами игорного бизнеса) Александр Хацкевич, это не поможет.

“Игроку дали право пройти идентификацию онлайн, по скану паспорта. Такие копии можно без труда найти в интернете. Точно так же можно обойти запрет посещать игорные заведения, которого могут добиться родственники игрока”, — говорит он.

Контролировать игорщиков будут с помощью специальной онлайн-системы, куда в режиме реального времени станет поступать информация из залов о ставках и выигрышах. Но, скорее всего, на создание такой системы понадобится немало времени — ориентировочно не меньше 1-2 лет. Как в этот период государство собирается отслеживать ставки — непонятно.

Ирина Сергиенко называет планируемую систему онлайн-мониторинга слишком громоздкой и затратной, и говорит, что они будут подавать правки по замене ее на другую модель. Какую — эксперт не уточнила, отметив лишь, что “по аналогии с одной из европейских стран”. Но, как признает Сергиенко, отстоять правки по таким системным вещам, как онлайн-мониторинг может оказаться непросто.

“Заплатит разве что идиот”

Ключевой вопрос, о котором говорили сами игорщики на всех этапах работы над проектом — слишком высокая стоимость лицензий. И в финальной версии рекордные цифры сохранились, хотя до последнего рассчитывали на то, что их снизят.

“Более-менее приемлемые условия — лицензия около 140 тысяч евро на пять лет и 30 тысяч евро порядка миллиона евро в год за каждый зал — получили только салоны игровых автоматов. Для казино, онлайн-казино, букмекерских контор ценник вообще нереальный. Для казино — лицензия за 2 млн евро в год, для онлайн-казино — 50 тысяч евро, для букмекеров — больше 4 млн евро плюс доплата за конторы. Таких расценок нет даже в зажиточной Европе и США. А еще ведь есть другие налоги —18% с оборота (подан законопроект о снижении до 10%, но его пока не рассматривали — Ред.), военный сбор, налог на прибыль. Работать на таких условиях попросту нереально”, — говорит Сергиенко.

Но и владельцы салонов игровых автоматов, которых Сергиенко считает в выигрыше, тоже жалуются. Озвученная стоимость лицензий — стартовая, и еще непонятно до каких отметок цифр дойдет на аукционе. Кроме того, им выдвинули  требование по качеству автоматов — только 2019 года выпуска, а каждый такой стоит не меньше 25 тысяч долларов. То есть, на 40 тысяч разрешенных “одноруких бандитов” придется потратить миллиард долларов.

“Цифры не помещаются в калькулятор, они действительно завышены и нет никаких экономических обоснований”, — добавила Мочалова. Плюс еще непонятно какими будут дополнительные расходы, в частности, на помещения.

“Можно только догадываться, какие ценники сейчас выкатят гостиницы”, — обсуждают на рынке.

“Мы консультировались с нашими иностранными партнерами, так вот крупные сети готовы заходить в букмекерский сегмент на условиях миллион евро за лицензию и до 20% налог с оборота. Граничная плата за онлайн букмекерские конторы — сто тысяч евро, но не 500 тысяч, как прописано в проекте”, — рассказала Сергиенко.

По ее словам, с озвученными ценниками игорщики, если и будут работать, то “полулегально”. То есть, за лицензию заплатят, а вот оборот будут скрывать, чтобы сэкономить хотя бы на налогах. А в онлайн-сегменте и вовсе “заплатить согласится разве что идиот”, — говорит Сергиенко.

Ведь у государства нет действенных инструментов контролировать онлайн-площадки и оперативно закрывать незаконные. Что, собственно, и доказывают результаты недавней зачистки рынка. Онлайн-платформы, в частности, букмекерские, работают в прежнем режиме. И трафик у них за последнее время только вырос, так как убрали конкурентов из “реала”.

“Букмеркеры работают по квартирам, принимают ставки, платят выигрыши. Все функционирует”, — говорит Мочалова.

“Проект однозначно в пользу букмекеров. Их изначально мало интересовали наземные объекты, скорее онлайн. Теперь им не придётся платить лотерейным операторам за право работать (до легализации единственный способ более -менее законно работать — покупка лицензии на распространение лотерей у официальных лотерейных операторов — Ред). Уже сейчас мы видим тотальную рекламу букмекеров как в СМИ, так и в интернете”, — говорит Хацкевич.

К слову, рекламу игорных заведений также решили запретить. И это одно из неудобств, на которые пришлось согласиться букмекерам, ведь, по оценкам рекламистов, маркетинговые бюджеты крупных сетей достигают 50 млн долларов в год.

“Лицензии” от Авакова

На первый взгляд, получается парадоксальная ситуация. С одной стороны эксперты постоянно говорят о лоббистских котелках в проекте по легализации, с другой стороны — бизнесу выставили заоблачные ценники. И всесильные лоббисты почему-то никак не могут их сбить.

На самом деле, как считает Мочалова, ничего удивительного в этом нет. То есть, все, включая космические ценники — часть плана, который позволит не легализировать рынок, а “законсервировать” его.

Чем выше будет стоимость лицензии и непонятнее условия работы, тем меньше будет желающих работать по-белому. А при отсутствии действенного контроля со стороны государства все это даст новый толчок развитию нелегального рынка.

“Наш проект прописан по шаблону грузинского. Но посмотрите, что там сейчас происходит — расцвет “чернухи” и массовая детская лудомания. Такое будет и у нас, даже хуже, чем было раньше”, — считает Мочалова.

По ее словам, правоохранители после зачистки рынка уже провели “мониторинг” игорных заведений, собрали данные по площади, аудитории и прочим параметрам. И — выставили новые ценники.

“Если раньше было 35-45 тысяч гривен в месяц за крышу, то теперь — 70-80 тысяч. Вот вам лицензия от Авакова. И, как поступили сигналы из Днепра, их предупредили, что с 15-16 января можно потихоньку опять запускаться. Сказали какую сумму платить, сколько пойдет на Киев, сколько остается местным правоохранителям. То есть, как и после прежних кампаний по зачистке, теневой бизнес постепенно восстановится. А в этом случае, понятно, что работать легально еще и по таким тарифам вообще нет смысла”, — считает Мочалова.

И, по ее словам, именно сторонники такой схемы развития отрасли не позволяют “сделать нормальный проект”. “Единственный способ — будем настаивать, чтобы ко второму чтению вся работа над законопроектом, все правки шли исключительно через стенограмму. Чтобы потом можно было спросить кто за что голосовал и почему”, — добавила она.

Александр Хацкевич считает, что на улицах страны игорных заведений станет меньше, к прежнему количеству они вряд ли вернутся. Но зато будет больше онлайн-площадок, которые сложнее контролировать. В итоге ждет все же какие-то дополнительные доходы получит, но вот на запланированные цифры (4,5 млрд гривен на этот год) будет выйти сложно.

В то, что проект ко второму чтению кардинально перепишут, он не верит.

“Концептуально ничего менять не будут. Это позиция СН и комитета. Второе чтение будет просто формальным”, — заявил он.

Страна